?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Первое высшее (юридическое) образование приучило основательно и последовательно подходить к постижению новых "материй" :)
Помимо заданной статьи П. Марти "Ментализация и психосоматика", переведенной Л.И. Фусу, решил перечитать уже подзабытую работу Е.С. Калмыковой "Развитие ментализации в жизни и в психоанализе", полистал П. Фонаги и психоаналитические словари.

Осознаю, что этого совсем мало, но с чего-то надо начинать.

Ниже представлены крошечные осколки из разных источников (к сожалению, только русскоязычных, на переводы катастрофически не хватает времени - "на носу" поступление в магистратуру в Московский институт психоанализа).

I .   П с и х и ч е с к а я   р е п р е з е н т а ц и я

В теории влечений Фрейда: репрезентация - это психическое выражение эндосоматических возбуждений.
Влечение (по Фрейду) находится на границе между соматическим и психическим.
Репрезентация - представитель соматического в психическом.
(Ж. Лапланш, Ж.-Б.Понталис - "Словарь по психоанализу")

Mental representation - это относительно постоянный образ того, что прежде было воспринято, или процесс, при помощи которого такие образы создаются (приобретаются).
(Ч. Райкрофт - "Критический словарь психоанализа")

...опосредованное отражение, в котором объект замещается так называемым означающим.
...означающее является продуктом символической функции, суть которой состоит в дифференциации означающих и означаемых.
Таким образом репрезентацию можно считать сложной многоуровневой системой означающих, выражающих значения.
(Ж. Пиаже)

Психические репрезентации составляют основу ментальной жизни каждого из нас.
Обычно, днем, например, они предоставляют нам то, что мы называем фантазмами. Ночью же, они [психические репрезентации] предоставляют элементы для сновидений.
Репрезентации позволяют осуществляться ассоциациям идей, мыслей, внутреннему размышлению.
Они также постоянно используются в наших прямых или косвенных отношениях с другими.
(П. Марти - ""Ментализация и психосоматика". Перевод Л.И. Фусу)

...внутренний мир не является изначально данным, у ребенка он принципиально иной.
..у маленького ребенка переживание психической реальности имеет двойственный характер: ребенок обычно оперирует, находясь на позиции "психической эквивалентности", когда мысли воспринимаются не как репрезентации, а как копии реальности и поэтому всегда правильны; или же ребенок использует «игровой» модус, когда мысли воспринимаются как репрезентации, но их отношение к реальности не принимается в расчет.
(...)
В отличие от взрослых, дети склонны воспринимать свои психические состояния не как «интенциональные» (т.е. основанные на их мыслях и желаниях), а как часть объективной (физической) реальности.
Субъективное переживание неразличимого единства внешнего и внутреннего – это универсальная фаза развития человека.
Трехлетний ребенок еще не в состоянии понять репрезентативный характер мыслей и чувств, он воспринимает их как прямое отражение внешнего мира.
Когда ребенку дают губку, раскрашенную под цвет камня, и спрашивают, на что она похожа и что это такое, то его ответ на оба вопроса один и тот же.
Это – эквивалентность между видимостью и реальностью.
(Е.С. Калмыкова - "Развитие ментализации в жизни и психоанализе")

"Таким образом, я держу в руках, к примеру, свой носовой платок. Я вспоминаю, что он был мне подарен моим кузеном, который сегодня умер. Тогда я начинаю думать о смерти этого кузена, за которым ухаживали его коллеги. Я им очень признателен за их помощь во время его болезни. Я также думаю о своей семье, с которой я только что виделся в провинции, и я чувствую определенную вину, особенно потому, что не навестил вдову этого кузена. У меня не хватило на это времени. Я обязательно это сделаю следующим летом."

Этот пример кажется подходящим потому, что в нём предлагается актуальное восприятие, которое продлевается через репрезентацию, а эта репрезентация связывается, через ассоциации идей и внутренние рассуждения, полными аффективности, с прошлым, а также и с будущим, которое касается отношений с другими индивидами.
(...)
Врачи также способны оценить роль репрезентаций, например, когда пациент им рассказывает историю своей болезни.
Эта история может оказаться сухой, мало репрезентативной, если учитываются лишь патологические факты и их давность; и, напротив, она может быть богатой, когда любой патологический случай (при необходимости с помощью консультанта) связывается с аффективными событиями рассматриваемых периодов.
(П. Марти - ""Ментализация и психосоматика". Перевод Л.И. Фусу)

В этой картине детства бросалась в глаза «инструментальность» описаний взаимоотношений С. с родителями: так, когда С. говорила о своем нежелании ходить в детский сад, то это звучало так: «мать оставляла меня и уходила, а я сначала не отпускала ее и орала, а потом забивалась в угол и там ждала, пока она меня заберет; а когда она приходила за мной, я пыталась ее побить».
Иными словами, С. перечисляла ряд осуществленных действий, никак не называя свои тогдашние переживания их настоящими именами – тоска, отчаяние, гнев.
Однако когда я слушала ее рассказ, у меня возникало впечатление, что С. отчасти переносится в те времена – она говорила возмущенным тоном, как если бы все это происходило в настоящее время, а не 30 лет назад.
Убежденно и твердо заявляла она также, что «мать должна была работать, куда же ей было девать ребенка?» - и становилось ясно, что для С. существует одна единственная версия реальности – та, что в ее голове, и наоборот: то, что она об этой реальности думает, и есть сама реальность.
Фактически подразумевалось, что между внешней реальностью и психической реальностью нет никаких расхождений.
(Е.С. Калмыкова - "Развитие ментализации в жизни и психоанализе")

Я говорил уже несколько раз о количестве и качестве психических репрезентаций системы предсознательного.
Их количество связано с накоплением слоев репрезентаций во время разных периодов индивидуального развития, из раннего детства и более позднего детства, прежде всего.
Их предсознательное качество заключается одновременно:
- В свободе их воспоминания.
- В доступности, свободе их связи, когда они вспоминаются, с другими репрезентациями того же периода или из других периодов, ансамбль, поставляющий наиболее богатые ассоциации.
- В постоянстве предыдущий доступности; это постоянство, однако, может оказаться временно прерванным или серьезно подорванным избеганием или подавлением репрезентаций, тем не менее, приобретенных, при дезорганизации системы предсознательного.
(П. Марти - ""Ментализация и психосоматика". Перевод Л.И. Фусу)


II .   М е н т а л и з а ц и я

Ментализация - это способность создавать и использовать репрезентаци своих и чужих эмоциональных состояний.
Способность мыслить о своих или чужих психических состояниях в отрыве от вызывающих их действий.
Интерпретация своих или чужих действий, осмысленная на основе сконструированных психических состояний (например, желаний, потребностей, чувств, убеждений и т.д.).
(П. Фонаги)

В трудах Фрейда понятию ментализации соответствует понятие психической переработки.
В современной англоязычной терминологии говорится уже о ментализации как процессе трансформации, связывающем телесные возбуждения с внутрипсихическими репрезентациями.
Т.е. это способ, посредством которого сны, симптомы, фантазии становятся искаженными репрезентациями инфантильных сексуальных желаний.
Ментализировать – это значит вырабатывать мысли о желаниях.
(Е.С. Калмыкова - "Развитие ментализации в жизни и психоанализе")

Ментализация занимается, следовательно, количеством и качеством репрезентаций у данного индивида.
(П. Марти - ""Ментализация и психосоматика". Перевод Л.И. Фусу)

В современном психоанализе понятие ментализации наиболее интенсивно разрабатывается, как уже было сказано, Питером Фонаги и его сотрудниками.
Сочетая теорию привязанности, психологию развития и современный подход эго-психологии, Фонаги сначала предложил термин "рефлексивная функция" для описания способности к созданию теории психики, т.е. определенного достижения в ходе развития, которое состоит в способности учитывать психическое состояние другого человека для понимания и предсказания поведения.
(...)
Имеет смысл различать рефлексивное функционирование и ментализацию;
рефлексивное функционирование – это специальная разновидность использования репрезентаций и символизации для придания смысла психическим состояниям.
Ментализация – это процесс, ориентированный на трансформацию "биологического субстрата" в желания, поддающиеся передаче другому,
тогда как рефлексивное функционирование отвечает за ментальную переработку конкретных, иногда жестоких и травматических фактов реальности в отношениях между ребенком и его окружением.
(...)
Развитие ментализации тесно связано с отношениями ребенка с первичным объектом, с тем, насколько успешно этот первичных объект осуществляет "рефлексию" или "зеркализацию".
В данном контексте понятие зеркализации отличается от одноименного понятия Кохута.
Согласно модели Фонаги, ребенок постепенно осознает, что у него есть мысли и чувства, и развивает способность их различать. Это происходит благодаря тому, что родители реагируют на его внутренние переживания.
Переживание аффектов представляет собой почку, из которой в конечном итоге развивается ментализация аффектов при наличии стабильной и надежной привязанности.
(Е.С. Калмыкова - "Развитие ментализации в жизни и психоанализе")


III .   Н е д о с т а т о ч н о с т ь   м е н т а л и з а ц и и

Природная недостаточность репрезентаций находит свои корни в самом начале развития субъекта.
Она проистекает:
А - Либо из врожденной или случайной недостаточности сенсо-моторных функций ребенка, функций, представляющих собой перцептивные основы репрезентаций. Например, из-за наличия проблем со зрением, слухом или с двигательным аппаратом.
Б - Либо из функциональной недостаточности матери того же порядка, что и предыдущие. Можно понять, что мать, более или менее глухая, или слепая, например, не в состоянии обеспечить достаточное общение со своим младенцем или со своим маленьким ребенком.
В - Либо из недостаточности или из дисгармонии аффективной поддержки ребенка своей матерью, и это куда более частый случай. Здесь мы находим множество проблем, которые ставят и соматически больные матери, и матери, страдающие депрессией, и сильно возбуждённые, авторитарные или безразличные, а также проблемы, возникающие в многодетных семьях, в которых мать не справляется полностью со своей сложной функцией.
Во всех этих случаях, на разных уровнях прогрессивного развития младенца, затем маленького ребенка (сенсорных, моторных, аффективных, словесных) и, наконец, в секторе организации репрезентаций, устанавливается нехватка, дефицит или недостаточность приобретения репрезентаций слов, связанных с аффективными и символическими значениями.
(П. Марти - ""Ментализация и психосоматика". Перевод Л.И. Фусу)

Неспособность некоторых пациентов (как правило, пограничных) ментализировать связана с недифференцированной репрезентацией внутреннего и внешнего опыта.
Согласно детскому представлению о ментальных состояниях мысли и чувства являются прямыми (т.е. эквивалентными) репрезентациями реальности, а потому их значение переоценивается.
Поэтому "страшные" мысли нельзя думать, а "страшные" чувства – чувствовать.
Из этих соображений человек избегает ментализации и не в состоянии выносить существование альтернативных точек зрения.
В крайних случаях вместо отдельных репрезентаций внутренних состояний присутствует чувство тревожной отчужденности, проистекающее из интернализации детских восприятий матери.
(...)
Если у матери или у отца нет никакого представления о том, что переживает ребенок, то у ребенка отсутствует основа для стабильного чувства своего «я».
Дж. МакДугалл: младенец сообщает посредством своего крика и прочего выразительного поведения нечто, что лишь его мать в состоянии интерпретировать.
Т.е. она берет на себя его мыслительную функцию.
Если эта зеркализация отсутствует или нарушается, то у ребенка нарушается его психическая организация, таким образом, что его внутренние переживания оказываются недостаточно репрезентированы.
И тогда ему приходится искать другие формы передачи и хранения психических переживаний.

Есть много причин, почему родителю не удается настроиться на аффекты ребенка; в любом случае неадекватный ответ родителей ведет к тому, что ребенок интернализирует либо аффект родителя, либо защиту родителя от этого аффекта.
Дискомфорт ребенка либо игнорируется, либо отражается в непереработанном виде.
Это означает, что либо мать имитирует состояние ребенка, не модулируя его, воспринимает это состояние совершенно конкретно или сама впадает в панику; это соответствует модусу эквивалентности.
Либо мать избегает отражать аффект ребенка, что оказывается похоже на диссоциацию и приводит мать в состояние "понарошку", не имеющему отношения ни к внешней реальности ребенка, ни к его аффектам; мать при этом игнорирует состояние ребенка или интерпретирует его как болезнь или усталость и т.д.

Оба эти маневра лишают смысла коммуникацию ребенка, а взаимодействие между ребенком и родителем сводится лишь к физическому.
В этом случае ребенок не может распознать своего ментального состояния в состоянии родителя и утрачивает возможность символической репрезентации этого состояния."
(Е.С. Калмыкова - "Развитие ментализации в жизни и психоанализе")

Источники

  • Калмыкова Е.С. - "Все-таки во мне что-то происходит, или развитие ментализации в жизни и в психоанализе" (статью можно почитать здесь; или приобрести книгу, в состав которой входит данная работа, - здесь)

  • Лапланш Ж., Понтались Ж.-Б. - "Словарь по психоанализу" (читаем - здесь)

  • Марти П. - "Ментализация и психосоматика" (перевод и научная редакция Л.И. Фусу) (статья представлена на сайте Института Психологии и Психоанализа на Чистых прудах, прочитать можно по этой ссылке)

  • Райкрофт Ч. - "Критический словарь психоанализа" (читаем - здесь)

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
galari
Sep. 13th, 2014 04:05 pm (UTC)
спасибо за ссылки :) почитаю тоже
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

lev_chuk
Александр Левчук

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com