?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Совершенно случайно набрел на статью Сержа Гингера с интересным названием "Ференци, Дедушка Гештальта" :-)
4 года назад я познакомился с его работой "Гештальт. Искусство контакта", которая оставила приятные впечатления.
В общем, мне стало любопытно, и я решил почитать.

Заранее извиняюсь за возможно неточный перевод специфических гештальтистских терминов (в скобках привожу оригинал на английском), я не специалист в данном направлении психотерапии.

Итак, данная статья напечатана в Gestalt Review, Vol. 8, N° 3 (Fall 2004).
Статья представляет собой стенограмму лекции "Шандор Ференци: Расщирение границ психоанализа... и подготовка почвы для гештальт-терапии", прочитанной Гингером в марте 2003-го года в Париже на конференции "Европейские корни гештальт-терапии", проводившейся GISC (Gestalt International Study Center).

Приятного чтения!

F e r e n c z i ,   t h e   G r a n d f a t h e r   o f   G e s t a l t
S e r g e   G i n g e r




Ф е р е н ц и ,   П р е д ш е с т в е н н и к

До того, как я открыл для себя гештальт-терапию, в течение 20 лет я был погружен в традиционное фрейдистское психоаналитическое движение (с 1950 до 1970 гг.).
В моей первой книге по гештальт-терапии, опубликованной в 1987 году, более 15 страниц посвящено Шандору Ференци, которого я без колебаний окрестил "Дедушкой гештальт-терапии".

За последние пятнадцать лет я прочитал работы самого Ференци, множество материалов о нем, написанных другими авторами, а также часть обширной переписки, которую он поддерживал с Фрейдом, Гроддеком, Ранком и другими.
В результате моя вышеуказанная точка зрения более чем подтвердилась.
В этом кратком сообщении мне бы хотелось отметить, почему Ференци все в большей степени кажется мне одним из предшественников гуманистической психотерапии и особенно гештальт-терапии.

На протяжении 25 лет Фрейд на постоянной основе поддерживал интимную (intimate; близкую, тесную - А.Л.) переписку с Ференци (1236 писем), считая его своим духовным сыном, своим тайным "Великим Визирем", своим наследником и единственно возможным преемником.
[примечание автора - Фрейд даже хотел, чтобы Ференци женился на одной из его дочерей и охотно называл его "мой дорогой сын". На протяжении многих лет они вместе проводили свои отпуска, а также много раз совместно путешествовали: в Австрии, Франции, Италии...]

Фрейд говорил о нем, что тот был "непорочным старшим братом", что его клинический вклад был "чистым золотом", и что он "превратил всех остальных аналитиков в своих учеников".
Владимир Гранов идет еще дальше, заявляя что "Ференци на самом делал является тем, кто сделал психоанализ тем, чем он является".
Майкл Балинт, в свою очередь, утверждает, что "Ференци, как минимум, на 25 лет опережал теории своего времени", и я могу с уверенностью сказать, что за 25 лет до Перлза он уже заложил некоторые основы будущей гештальт-терапии!
Как и Перлз, Ференци был гением, с многочисленными пограничными чертами, - "не принимающим ни рамок, ни ограничений, готовым к любому и всевозможному опыту" (Sabourin 1985).

Я не буду сегодня повторять все детали его биографии: я бы только хотел Вам напомнить о некоторых ключевых моментах, которые кажутся мне напрямую связанными с будущим гуманистическим подходом.

Например, его постоянный и активный интерес к:

- телу, интонациям, жестам, лицевой экспрессии и бессознательным отношениям (attitudes);
- эмоциям и их психосоматическим проявлениям ("био-анализ", 1923, предок психосоматики);
- концепту интроекции (1912);
- текущей жизни его пациентов и "здесь-и-сейчас" в сессии;
- переживаниям процесса, происходящего "здесь-и-сейчас" в сессии (1920);
- контрпереносу аналитика (1900, 1908) и разделению своих собственных чувств с пациентом (1918, 1924);
- аутентичным, эгалитарным (равным - А.Л.) отношениям между пациентом и терапевтом ("взаимный анализ", 1924);
- личному анализу будущего аналитика * см. прим. 1 (который был назван "вторым основным правилом" *см. прим. 2) и супервизии;
- теплому сочувствию к пациентам ("техника материнской заботы", 1932);
- включению в терапию серьезных случаев - пограничных, психотических, случаев глубокой регрессии;
- признанию прав гомосексуалистов (1905);
- открытию возможности заниматься психоанализом для людей, не имеющих медицинского образования ("светский/немедицинский психоанализ" (lay analysis), 1920);
- "активной технике" (1926), с возможным прибеганием к парадоксальным предписаниям ("предписание симптома" для того, чтобы усилить его до абсурда);
- "технической эластичности" (1920, 1927), с недоверием к любой ригидной или обобщенной теории (которые он квалифицировал как "научный делирий", 1932);
- важности символов (1913).

Мы можем видеть, насколько близко это духу гештальт-терапии.

Позвольте мне Вас успокоить: я не собираюсь рассматривать каждый из этих аттитюдов в деталях, а постараюсь бегло проиллюстировать только некоторые из них.


* Примечание автора 1 - В течение этого "героического" периода анализ часто был очень коротким: несколько месяцев, недель, даже дней... или часов! Ференци дважды получал по 3 недели (ежедневного) анализа у Фрейда. Помимо этого он часто делился с Фрейдом своими жизненные переживаниями и мечтами (во время совместных прогулок и в переписке). Ранк, например, не получил никакого личного анализа. Позже Фрейд навязал ему несколько часов. Райх - по просьбе Фрейда - проводил семинары по психоаналитической технике в Институте подготовки психоаналитиков с 27 лет (с 1924 по 1930) - задолго до того, как он сам прошел анализ

* Примечание автора 2 - Первым основным правилом были свободные ассоциации


П о т р е б н о с т ь   в   р о д и т е л ь с к о й   л ю б в и   и   т е п л е

Ференци родился в Венгрии в 1873 году; он был на 20 лет старше Перлза.
Его мать родила 12 детей, а затем погрузилась в глубокую депрессию.
Родители были слишком вовлечены в интеллектуальную и политическую активную жизнь своего города (они запустили типографию-книжный магазин, его мать также была президентом Союза еврейский женщин Будапешта).

При этом они были очень зажаты в эмоциональной и сексуальной сфере.
Между членами семьи не происходило никакого физического контакта, и они никогда не говорили о теле, сексе или эмоциях.

На протяжении всей своей жизни Шандор был одержим потребностью в родительской любви и нежности (Barande, 1972).
Он искал как отцовского признания, так и теплого материнского контакта.
Мы находим эту теплоту и "материнскую" близость у некоторых гештальт-терапевтов, которую можно противопоставить холодной и "отцовской" дистанции традиционного психоаналитического подхода.


К о н т р п е р е н о с   и   п о л и с е м и я

(см. значение термина "полисемия" - А.Л.)

В 1900, за восемь лет до своей первой встречи с Фрейдом, Ференци опубликовал статью "Две диагностические ошибки", в которой он говорил о "некоторых малоизвестных психологических феноменах", которые были ни чем иным, как контрпереносом терапевта (который причинил столько неприятностей Фрейду несколькими годами позднее).

"В традиционном психоанализе аналитик бережно подпитывал перенос пациента ("невроз переноса"), в то же время пытаясь, в силу своих возможностей, контролировать собственный контрперенос. В Гештальте, наоборот, терапевт пытается ограничить перенос своего клиента, в то же время делая большую часть своего контрпереноса (особенно через постоянное осознавание своих собственных эмоциональных и телесных переживаний) эхом вербального и невербального поведения его клиента." (Ginger, 1987).

Ференци погрузился в эту тему более глубоко во время лекции, которую он дал в 1918 году на Будапешстской конференции на тему "Овладение контрпереносом", лекции, которая была охарактеризована Фрейдом как "чистое психоаналитическое золото".

"Второй ошибкой" для Ференци (речь идет о статье "Две диагностические ошибки" - А.Л.) была гипотеза о единой причине проблем.
Эта идея полисемии каждого симптома или поведения получила широкое применение в гештальт-терапии.
Каждый феномен имеет множество причин - прошлых или будущих - в системной взаимозависимости, и только ясное представление о феномене в его целостности может позволить обнаружить его скрытые богатства.
Это фундаментальный закон гештальт-теории - "целое больше суммы его частей": контекст также важен, как текст.

Ференци писал: "Техника перевода, таким образом, забыта. Она уступила место точному переводу деталей (мелочей). Хотя аналитическая ситуация пациента как таковая имеет даже более важный смысл: это всегда ситуация в целом, которая может привести и к верной интерпретации уже переведенных частей..."

Мы прямо в самой гуще Гештальта, где ничто не может быть отделено от его поля.


Т е л о ,   э м о ц и и ,   э к с п е р и м е н т и р о в а н и е   в   с е с с и и ,   " а к т и в н а я   т е х н и к а "

В 1920, на Гаагской конференции, Ференци рассказал, как он призывал хорватскую пианистку петь во время терапевтической сессии, давая волю своей спонтанной жестикуляции, что позволило ей прийти к реализации своего желания радовать.
После чего он попросил ее сыграть на пианино, предоставляя ей таким образом возможность пережить собственную тревогу в "здесь-и-сейчас" в сессии.

Он призывал пациентов развивать свои симптомы (гештальтовская амплификация, усиление; Gestalt amplification) и использовать, а не игнорировать их.
Схожим образом он запретил пациенту импотенту вступать в половую связь (предписание симптома).
Таким образом его тревога теперь центрировалась не вокруг импотенции, а, скорее, вокруг страха не справиться с контролем своего желания!
Ференци подчеркивал, что "эластичность методов", адаптированных к каждому случаю, должна позволить сократить продолжительность лечения.
Все это, как мне кажется, предвещает философию гештальт-терапии, которая подчеркивает право на различия и абсолютную уникальность каждого человека.

В его работе, написанной в 1923 году совместно с Отто Ранком ("Будущие перспективы психоанализа"), он без пощады критикует тех аналитиков, которые "цепляются с сильной ригидностью за устаревшие технические правила [...] с интепретационным фанатизмом."

Вот некоторые отрывки из этой книги, которые вполне могли быть написаны Фрицем Перлзом:
- "в анализе столько всего зависит от мелких деталей, кажущихся неважными действий, таких как интонация, жесты и выражение лица"
- "аналитики пренебрегают текущей жизнью пациента"
- "мы пришли к весьма искусственному исключению всего того, что является человеческим"
- "пора разрабатывать "терапию для нормальных людей"
- "понимание - это не лечение"
- "возникают технические трудности, когда у аналитика слишком много знаний"
- "знаний недостаточно, мы должны иметь реальный жизненный опыт (real-life experience) в процессе"
- важно "перепрожить травматические переживания через реальные жизненные переживания, почувствовать их, пережить их, а не просто объяснить"
- мы должны "заменить интеллектуальные процессы теми факторами, которые могут быть пережиты эмоционально"


Г у м а н и с т и ч е с к и й   п о д х о д

В 1932-м году, в своей лекции-завещании ("Смешение языков взрослых и детей" с подзаголовком "Язык нежности и страсти") - которая вызвала скандал на конференции в Весбадене, Ференци поднимал вопрос "лицемерия психоаналитиков, которые остаются холодными и интеллектуальными с пациентами, находящимися в кризисе".

В своем "Клиническом дневнике", в 1932 году, под заголовком "Кто сумасшедший: мы или пациенты?", он писал
- "Фрейд прячется за раздутой теоретической ригидностью"
- "Он анализирует лишь других и никогда себя"

и добавляет: "Я не могу забыть некоторые ремарки (замечания), высказанные Фрейдом в моем присутствии:
- "Пациенты для нас лишь материал, на котором мы можем учиться"
- "Я не люблю этих пациентов... удивительная нетерпимость, которая делает меня плохим психиатром"
- "Вполне возможно, что вы добьетесь успеха в анализе этих пациентов лучше, чем я. Что не беспокоит меня, потому что я сыт по горло анализом как терапией"
- "Терапевтические проблемы меня не сильно интересуют".

Он предложил Фрейду, который страдал от кардиологических проблем, проанализировать его (Фрейда - А.Л.).
"Я буду приходить к Вам домой в течение нескольких месяцев и буду в Вашем распоряжении в качестве аналитика, естественно, если Вы не выгоните меня."
Но Фрейд отказался (1926).

Ференци размышлял: "Наконец, я думаю, мы должны действовать откровенно, как люди с эмоциями, иногда полные сочувствия, иногда открыто раздраженные? Которые должны говорить, должны сбросить с себя всю технику и показать себя такими, какие мы есть".

Отталкиваясь от предложения самораскрытия, столь дорогого для многих гуманистических терапевтов в 1970-х, Ференци пришел к точке, когда он стал экспериментировать с взаимным анализом.
Он признавался в своих фантазиях, слабостях и ошибках по отношению к клиентам, забираясь гораздо дальше, чем "контролируемое соучастие" в гештальт-подходе (Ginger, 1987) * см. прим. 3.

* Примечание автора 3 - "Все, что я говорю - это то, что я думаю или чувствую, но я говорю не обо всем, что я думаю или чувствую: а только о том, что, как мне кажется, может быть полезным для клиента в настоящий момент." (Ginger, 1987)


С е к с у а л ь н о с т ь   и   г о м о с е к с у а л ь н о с т ь

Ференци полностью отдавался своим клиентам.
Он пытался откликаться на обостренное стремление к любви у некоторых из его пограничных клиентов.
Таким образом он без стеснения играл роль "нежной матери" (Freud 1932), мог даже приходить к клиенту домой (Elisabeth Severn) дважды в день для 4-х - 5-х часовых сессий, иногда до самого вечера или ночи, в том числе во время своего отпуска... и часто за бесплатно!
Он позволял клиенту целовать его так часто, как тот того хотел... (in Haynal, 1996). * см. прим. 4

Конечно, Фрейд решительно осуждал такую практику, эту "ярость во исцеление", эту эротизацию отношений, даже если они казались "материнскими".
Тем не менее, следует сказать в защиту Ференци, что он принимал пациентов, которые были серьезно больны, находились в сильной регрессии, пограничных, психотических, от которых Фрейд систематически отказывался... и отправлял к Ференци! (Bourdin, 2000).

Следует также отметить, что в то время для психоаналитика не было строгого запрета на сексуальные отношения со своими пациентами.
Несмотря на свои предостережения Фрейд и сам признавал, что "если аналитик и пациент оба являются свободными людьми, то нет никакой причины, по которой у них отсутствала бы возможность пожениться" (Freud, "Observations on transference and love," 1915).

Бесчисленные романы имели место среди большинства аналитиков обоих полов.
Первый официальный профессиональный этический кодекс, требующий от аналитиков воздерживаться от секса с пациентами, датируется от... 1983 (American Psychoanalytical Association).

Тем не менее на рассвете психоанализа тайна содержания сессий совсем не гарантировалась: таким образом Фрейд, Ференци (и другие) часто делились информацией, которую им доверяли их пациенты.
Ситуация еще более усложнялась, учитывая, что обычной практикой было анализировать жену, ребенка или даже родителей... в дополнение к любовникам и любовницам!

"Прозрачность", которая поражадала сильную неуверенность, таким образом, развилась среди первых учеников.

Мы можем отметить, что уровень самоубийств среди первых аналитиков был особенно высок: 6% из 200 (включая Eugénie Sokolnika, основателя Парижского психоаналитического общества (SPP) и Clara Happel, одну из психоаналитиков Перлза).

Несколько десятилетий спустя, во время раннего развития гуманистической психотерапии и гештальт-терапии, было еще одно ослабление правил, иногда доходящее до крайней вседозволенности.


Отношения между основателями психоанализа - как и между теми, кто являлся таковым в гештальт-терапии - были отмечены гомосексуальной атмосферой, которая обычно сублимировалась, но часто прорывалась наружу.
Юнг - который в детстве был жертвой сексуального насилия со стороны человека, которого он почитал - частично оправдывает свой разрыв с Фрейдом в письме: "Я боюсь, что Вы предадите мое доверие... Я сожжен. Я боюсь Ваших сексуальных действий надо мной".

Позже, Ференци - который тоже подвергся сексуальному насилию со стороны мужчины * см. прим. 5 - анализировал с Фрейдом свой гомосексуальный перенос.
Много было написано о "треугольнике" Фрейд-Юнг-Ференци, и Фрейд сам признавался Джонсу (в 1912-м году) в "своих нерешенных гомосексуальных проблемах".
Фрейд отмечал, что великие творцы часто были гомосексуалистами.

Еще в 1906-м Ференци стал открыто участвовать в политической борьбе против социальной изоляции гомосексуалистов, он считал, что, "так как они не предназначены для воспроизводства, то этот третий пол будет посвящен прогрессу в человеческой эволюции".
Он различал два типа гомосексуализма: с одной стороны, женоподобный, а с другой - мужественный (например, Платон, Микеланджело, Леонардо Да Винчи, Оскар Уайльд) и утверждал, что гомосексуальность является врожденной.
Он был заинтересован в "биологии удовольствия" (Thalassa) и нервно-психических связях (1922).


* Примечание автора 4 - Винникот также иногда держал за руки своих клиентов и продлевал сессии до 3 часов (Bourdin, 2000)

* Примечание автора 5 - За этим последовало сексуальное насилие со стороны двух гувернанток, которые зародили в нем "ненависть к женщинам"


Н е м е д и ц и н с к и й   п с и х о а н а л и з

(lay psychoanalysis; "мирской"/"светский" психоанализ - А.Л.).

Ференци твердо поддерживал Фрейда в его постоянной, и иногда отчаянной, борьбе за развитие "мирской" (немедицинской) психотерапии - возможности практики для людей, не являющихся врачами.
Так, во время визита в США, несмотря на напряженное противостояние Нью-Йоркского психоаналитического общества, он (Ференци - А.Л.) намеренно предложил 25 вечерних семинаров для "немедицинских практиков".

Фрейд писал ему: "Внутреннее развитие психоанализа, вопреки моим намерениям, повсюду дрейфует все дальше от применения "неспециалистами" (laymen). Он становится медицинской специальностью, и я считаю, это может оказаться роковым для его будущего!".

Эта проблема по-прежнему существует в ряде стран, где практика по-прежнему ограничена лишь врачами и психологами, и поэтому это снова ставит под угрозу будущее психотерапии в Европе... и я осмелюсь сказать, что EAP сейчас продолжает борьбу Ференци за... Страсбургскую Декларацию! * см. прим. 6


* Примечание (мое - А.Л.) 6


СТРАСБУРГСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ 1990 г.

1. Психотерапия является особой дисциплиной из области гуманитарных наук, занятие которой представляет собой свободную и независимую профессию.
2. Психотерапевтическое образование требует высокого уровня теоретической и клинической подготовленности.
3. Гарантированным является разнообразие терапевтических методов.
4. Образование в области одного из психотерапевтических методов должно осуществляться интегрально; оно включает теорию, личный терапевтический опыт и практику под руководством супервизора; одновременно приобретаются широкие представления о других методах.
5. Доступ к такому образованию возможен при условии широкой предварительной подготовки, в частности, в области гуманитарных и общественных наук.

Страсбург, 21 октября 1990 года

Европейская психотерапевтическая ассоциация (EAP)

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
olgason
Sep. 2nd, 2014 11:19 pm (UTC)
спасибо, ценно. утащу к себе в копилку. с вашего позволения))
lev_chuk
Sep. 3rd, 2014 12:50 am (UTC)
Конечно, берите на здоровье:)
livejournal
Sep. 2nd, 2014 11:20 pm (UTC)
[перевод] Serge Ginger - Ferenczi, the Grandfather of Gestalt
Пользователь olgason сослался на вашу запись в своей записи «[перевод] Serge Ginger - Ferenczi, the Grandfather of Gestalt» в контексте: [...] Оригинал взят у в [перевод] Serge Ginger - Ferenczi, the Grandfather of Gestalt [...]
nika_bystrova
Sep. 3rd, 2014 07:27 am (UTC)
Спасибо, очень интересно.
lev_chuk
Sep. 3rd, 2014 07:58 am (UTC)
Пожалуйста)
genetta_lyolya
Feb. 21st, 2018 05:49 am (UTC)
Большое-большое спасибо!
( 6 comments — Leave a comment )

Profile

lev_chuk
Александр Левчук

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com