?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Последний отрывок, посвященный психическому развитию (здесь Фенихель описывает формирование суперэго).
Очень крутая глава.

Часть III. Поздние фазы развития: суперэго


Р а н н и е   с т а д и и   с у п е р э г о

В развитии делается важный шаг, когда установленные запреты остаются эффективными даже в отсутствии родителей.
Теперь в психике находится постоянный наблюдатель, сигналящий о ситуациях или поведении, грозящих утратой материнской любви, а также предвидящий вознаграждение материнской любовью.
Этот наблюдатель выполняет существенную функцию эго: предвосхищает вероятные реакции внешнего мира на поведение индивида.
Часть эго становится "внутренней матерью", угрожающей лишением любви.

...страх перед внешним объектом переходит в страх перед интроецированным объектом.

Первоначально ребенок, конечно, желает делать то, что делают родители, его цель состоит в идентификации с деятельностью родителей, но не с их запретами.
Если дети хотят идентифицироваться с родителями, они также хотят идентифицироваться с их стандартами и идеалами.
Стремление чувствовать свое сходство с родителями облегчает усвоение запретов.

Странно, что силы, противостоящие побуждениям влечений, часто обладают бурным и иррациональным характером самих влечений.
Фрейд: "Противостоящие влечениям силы имеют характер влечений, потому что они дериваты влечений".

Интернализованные родительские запреты, предтечи суперэго, очень сильны, поскольку, согласно анимистическим представлениям ребенка, угрожают страшным наказанием...
Интроецированные объекты легко отвергаются новой проекцией, и функции предшественников суперэго могут снова перемещаться на особ во внешнем мире.
Полицейские символизируют эти "экстернализованные предсуперэго".


У с т а н о в л е н и е   с у п е р э г о

...нормальное разрешение эдипова комплекса: объектные отношения эдипова комплекса регрессивно замещаются идентификацией.
Интроекция объектов эдипова комплекса способствует развитию эго и решающим образом его усложняет.
Фрустрация эдипова комплекса причиняет регрессию от относительно дифференцированного типа объектных отношений к интроекции и оральности, сексуальное устремление к объекту замещается асексуальным изменением внутренней организации эго.

Идентификации, которые разрешают эдипов комплекс, конечно, неполные.
Они замещают сексуальные и враждебные побуждения к родителям (по крайней мере, большую их часть); тем не менее наряду с идентификацией остается нежное отношение к объекту с заторможенными целями.
Та часть эго, которая изменилась путем идентификации ("интроецированные родители"), не может немедленно слиться с остальным эго, так как объекты, введенные в эго, слишком величественны, дистанция между ними и ощущением ребенком своего эго слишком велика.
Вновь интроецированные объекты сочетаются с родительскими интроектами, уже присутствующими в виде предшественников суперэго.

Эго "занимает" у родителей силу, которая позволяет ему подавить эдипов комплекс.

Выраженная идентификация происходит с родителем, рассматриваемым как источник основных фрустраций.
...в наших культурных условиях решающим для обоего пола является отцовское суперэго.
Мужчины, обладающие вопреки закономерности материнским суперэго, обычно имеют доминирующую мать.


Ф у н к ц и и   с у п е р э г о

С установлением суперэго ряд психических функций изменяется.
Тревога частично превращается в чувство вины.
Страх возникает теперь не перед внешней опасностью, утратой любви или кастрацией, а перед внутренним представителем этой опасности, угрожающим изнутри.

Утрата защиты суперэго и внутреннее наказание со стороны суперэго переживаются как очень болезненное ущемление самоуважения, и в крайних случаях возникает чувство аннигиляции.

Неоднократно отмечалось, что для поддержания баланса маленькие дети нуждаются в восполнении нарциссических ресурсов.
Привилегия даровать такое удовлетворение или отказать в нем теперь предоставляется суперэго.
Страх оказаться наказанным или покинутым своих суперэго - это страх перед аннигиляцией из-за отсутствия нарциссических ресурсов.

Пока страх существует, потребность эго в избавлении от него подобна инстинктивному влечению.

Эго ведет себя с суперэго так же, как некогда вело себя с угрожающим родителем, в чьей любви и прощении нуждалось.
Возникает потребность в избавлении от наказания.

Потребность в наказании представляет собой особую форму избежания наказания: боль в результате наказания допускается и даже провоцируется в надежде, что после наказания прекратится бОльшая боль, вызванная чувством вины.
Таким образом потребность в наказании может объясняться как выбор меньшего зла.
Взаимен кастрации предлагается жертва.

Утвердившись, супергэго решает, какие влечения следует допустить, а какие надо подавлять.
Логическое суждение о том, представляет ли побуждение опасность, осложняется алогичным чувством вины.
Кроме реальности эго теперь должно учитывать еще и другого, часто иррационального, "представителя реальности".

Суперэго - наследник родителей не только в качестве источника угроз и наказаний, но также источника защиты и "поставщика" вселяющей уверенность любви.
Хорошие или плохие отношения с суперэго приобретают ту же важность, какую прежде имели отношения с родителями.
В этом смысле смена родителей на суперэго - предпосылка независимости.
Самоуважение больше не регулируется одобрением или отвержением со стороны внешним объектов, а обуславливается, скорее, чувством правильности или неправильности совершенного поступка.
Уступка требованиям суперэго приносит не только облегчение, но и выраженные чувства удовольствия и безопасности того же типа, что дети испытывают при получении любви извне.
Нежелание уступить суперэго приводит к чувствам вины и угрызениям совести; схожее состояние возникает у ребенка, который считает, что его больше никто не любит.

Поскольку самоуважение зависит от осуществления идеалов, пути его регуляции столь же многочисленны, как и идеалы.
Идеалы создаются у ребенка не только посредством имитации реальных моделей, но также рассказами, поучениями и догматами.
Они носят характер традиции, имеют культурную и социальную детерминацию.

...все идеалы создаются посредством интроекции.
Отношение между суперэго и внешним миром основывается на происхождении суперэго в результате интроекции части внешнего мира, и поэтому суперэго - представитель некоего аспекта внешнего мира.

Функции суперэго легко репроецируются, т.е. перемещаются на вновь появившиеся авторитетные фигуры (это случается, когда по внешним или внутренним причинам активное обладание внешним миром становится невозможным).


П е р и о д   п о л о в о г о   с о з р е в а н и я

...любое неожиданное переживание, особенно сильное, способно вызвать испуг, пока эго не ознакомится с новым феноменом и не овладеет им.
Это справедливо, как для первой поллюции, и для первой менструации.
Но, как правило, страх перед новыми инстинктивными феноменами намного интенсивнее, чем бывает испуг при первичных инцидентах.
В период инфантильной сексуальности, особенно во время подавления эдипова комплекса, ребенок научается считать сексуальные побуждения опасными.

Страхи и виновность, сопряженные с эдиповым комплексом, в первую очередь ответственны за то, что эго подростков часто очень враждебно инстинктам и сильно их боится.
Если было бы возможно, наконец, ликвидировать эдипов комплекс посредством положительного сексуального опыта с неинцестными объектами, приспособление бы облегчилось.
Тот факт, что этого трудно достичь в современных культурных условиях, приводит к интенсификации эдипова комплекса и, соответственно, к усилению сексуальных тревог.
Длительный период полового созревания, т.е. расходование значительного времени и больших сил на восстановление психического равновесия и принятие сексуальности как части жизни, имеет культурную обусловленность.

Конфликты между влечениями и тревогой осознаются современными подростками главным образом вокруг конфликтов вокруг мастурбации.
Усилившиеся генитальные устремления рано или поздно находят выражение в мастурбационной активности.
Страхи и чувство вины, первоначально связанные с эдиповыми фантазиями, теперь смещаются на мастурбационную активность.

Юноши часто тяготеют к гомосексуальным сборищам...
Тем самым они одновременно избегают и возбуждающего присутствия другого пола и одиночества.
Эти сборища способствуют обретению искомой уверенности.
Однако отвергнутые позывы снова возвращаются.
Сама дружба, служащая избеганию сексуальных объектных отношений, приобретает сексуальную окраску.

Анна Фрейд изучала некоторые виды современных пубертатных реакций.
Она написала описала упомянутый аскетизм, когда вместе с сексуальностью подавляются любые наслаждения.
Нередко аскетизм чередуется с необузданной инстинктивной активностью.
Усиление в этот период интеллектуальных, научных и философских интересов тоже представляет собой попытку овладеть влечениями и эмоциями.

В пубертатном возрасте тревога часто провоцирует парциальные регрессии, чем объясняются противоречия в подростковом поведении по отношению к объектам.
Многие отношения развиваются скорее по типу идентификации и не представляют истинной любви.
Объекты разными путями используются просто в качестве инструментов для ослабления внутреннего напряжения, как хорошие или дурные примеры в целях доказательства собственных способностей и обретения уверенности.
Грубость, иногда свойственная подросткам, часто служит преодолению тревоги путем запугивания других.
Объекты легко оставляются, если они утрачивают вселяющее уверенность значение.

Фенихель Отто
Психоаналитическая теория неврозов /
Пер. с англ. А.Б. Хавина. - 2-е изд-е. - М.: Академический Проект, 2005. - 848 с.
Приобрести книгу (изд-е 2013 г.)

Profile

lev_chuk
Александр Левчук

Latest Month

March 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com